А думаю я вот о чем… Сам не знаю почему. Был у меня в средней школе одноклассник один. Звали Саша Новопольский. Такой крупный здоровенный парень, немного медлительный. Двигался, жестикулировал и даже дрался он как в замедленной съемке. Но делал это хорошо, бил сильно и точно. Но сейчас не об этом. А еще у Саши был такой вроде как тик — он зачем-то периодически сплевывал в правую ладонь. Нет, не настоящий плевок — а так, сухой тьфу-тьфу. Сначала как-то странно при общении, а потом привыкаешь — бо парень-то он хороший был. И есть, я надеюсь.

Так о чем это я?

Ах, да. Как-то на уроке истории классе эдак в пятом Марина Леонидовна увлеченно рассказывала нам о дедушке Ленине. Мы его любили очень. Это же наш общий дедушка! Как он самоотверженно разрушил старый несправедливый мир и построил ту сказку, в которой мы теперь живем. Герой! Самый положительный персонаж из всех. Марина Леонидовна говорила о том, что дедушка Ленин сказал, что в нашей великой стране при коммунизме все будут равны, потому что все люди должны иметь одинаковые права. И рабочие, и крестьяне. Каких-то дополнительных классов общества я что-то не припомню. Да и кому они, собственно, нужны? И в общем внимаем мы великим идеям дедушки Ленина, и вдруг Марина Леонидовна громко обращается к Саше:

— Новопольский! Ну-ка, объясни нам, что имел в виду Владимир Ильич, когда говорил что все равны в нашем обществе — и рабочие, и крестьяне?

Саша явно не ожидал такого поворота событий. Видимо, его мысли уже предательски витали или вокруг куска черного хлеба с маслом, посыпанного сахаром, или куска сухого киселя, который было очень модно грызть на переменах. Поэтому его большое овальное лицо залилось густой краской, он медленно поднялся и, сплюнув аж четыре раза в ладонь, сказал:

— Ну, это означает, что он к ним относился равнодушно…

В классе повисла тишина, которую нарушил я, громко хихикнув. Нет, к сожалению я еще не мог оценить всю иронию ситуации. Хихикнул я потому, что меня насмешила явная ошибка — конечно, тут и там используется слово «равно» — но конечно же дедушка Ленин не относился к рабочим и крестьянам равнодушно, это же понятно! У слова совсем другой смысл!

Марина Леонидовна, бросив злой взгляд в мою сторону, сказала:

— Новопольский, подойди ко мне после урока — я тебя научу паре новых слов, чтобы избежать в будущем нездоровых недоразумений. Итак, дети…

И продолжила урок.

Саша с облегчением сел на стул, решив видимо что в принципе ответил неплохо. А мне стало как-то даже стыдно. Чего-это я смеюсь над своим товарищем? Некрасиво это, не по нашему. Но тяжелое чувство быстро прошло и я стал слушать и дальше о потрясающих деяниях основателя нашей великой страны Советов. Ух, как увлекательно было!